Привет новичок!

Зарегистрируйся, чтобы получить доступ ко всем функциям форума: сможешь создавать темы, отвечать в существующих, изменять репутацию другим пользователям, доступ к чату, обновлять свой статус, управлять профилем и многое другое.

Это сообщение будет удалено после входа в систему.

Авторизация  
Shurki

Просто надо выжить... Рыбалка

В теме 1 сообщение

      Просто надо выжить...  Рыбалка

      От автора: рассказ написан по первым впечатлениям от игры Сурвариум. Поэтому в нем много отступлений от основного сюжета. Цель отступлений - немного рассказать о жизни выживших после Апокалипсиса, настигшего землю, согласно глобальной идее игры. Чтобы читатель, мало знакомый с сюжетом, мог вникнуть в суть происходящего.
      Рассказ написан самым первым из серии под общим заголовком "Просто надо выжить...". Все рассказы не привязаны, собственно, к сюжетным событиям игры. Просто автору захотелось изложить на бумаге возможные события, отправной точкой которых явилась экологическая катастрофа, упомянутая в MMOFPS (онлайновый многопользовательский шутер от первого лица) "Сурвариум".


      После Катастрофы (теперь экологический коллапс природы так назывался для краткости) уцелевшие люди стали селиться там, где вездесущим растениям трудно было цепляться своими короткими корнями за землю: на песке, на глине, на камнях. Постоянные ветры и мощные вихри-торнадо вырывали плохо закрепленную в слабом мягком грунте зеленую поросль.
      В городах не было электричества и связи. Редкие маломощные генераторы тока использовались только в самых необходимых случаях. Мусор и нечистоты никто не убирал, и несколько вирусных эпидемий, источником которых стали новые мутанты-растения и грибовидные образования, выкосили большую часть человечества. Сил населения, оставшегося в живых, не хватало на поддержание жилых и промышленных зданий в нормальном состоянии: постепенное их разрушение было делом времени.
      На борьбу с наступающими растениями приходилось тратилось огромное количество скудеющих ресурсов. Их быстрый расход ничем не оправдывался, и восстановить не представлялось возможным. Зеленая, практически малопроходимая, стена мутировавших растений в считанные месяцы, наступая на строения и дороги, оплетала их своими ветками и липкими листьями-лианами. И снова ее надо было вырубать вручную или выжигать напалмом.
      Люди уходили из разрушающихся городов, бросая имущество. В них оставались только ученые, искавшие способы справиться с наступающей растительностью, и охрана их лабораторий. Да еще те немногие, кто считал, что потрескавшиеся стены постепенно разрушающихся домов лучше защитят их от нападений мутировавших животных и птиц.
      Прибежищем остаткам человечества стали небольшие поселения у рек или в горах. Жизнь у реки была значительно проще в плане добычи пропитания. В горах было безопаснее в плане защиты от нападения обезумевших мутантов, нападающих на людей; почему-то животных страшили камни и они старались не приближаться к таким участкам местности.
      Только такие или подобные места обитания давали людям шанс на выживание.

      Эта мрачная местность называлась Холмы.
      Название она получила из-за семи пологих возвышенностей на берегу неширокой реки, на которых когда-то стоял небольшой провинциальный областной центр.
      Город почти полностью разрушился во время Катастрофы. Непонятные мощные подземные удары сравняли с землей стены жилых зданий и промышленных предприятий. Теперь местность представляла собой обширные осыпи камней разной величины пополам с грязным песком - перемолотыми остатками былого асфальта, бетона и кирпича. Один из холмов, самый ближний к реке, все еще держал на своих плечах остатки стен и торчащей их них арматуры.
      Влага, исходящая от реки, в большинстве случаев сдерживала жуткие воздушные вихри, поднимавшие тучи песка, и беспорядочно бродящие над унылыми камнями и уничтожающие все, что имело биологическое начало - траву, деревья, животных... И любого человека, имевшего неосторожность сунуться на пространство, где царствовали камни. Всякий попавший в вихрь исчезал бесследно. Разве что иногда можно было найти вместо остатков куски чего-то массивного - остатки металлических оружейных затворов или пластин пулевой защиты.
      Тут не было никаких красок, кроме серой. Серые камни, серый песок. И небо над пустошью имело серый оттенок, даже в самые ясные солнечные дни.
      Камни на ветру издавали звуки, переходящие в ультразвук. От них кружилась голова, человек полностью терял ориентацию в пространстве. Если такое продолжалось долго - находили иссушенный труп... А в большинстве случаев не находили ничего.
      Со времени Катастрофы прошло всего десять-пятнадцать лет. Река, огибающая крайний северный холм, обмелела и заросла по берегам странными пучками не то травы, не то кустарника.
      Бурые растения представляли нечто среднее между камышом, рогозом, одуванчиком и пресловутым борщевиком. Эти мутанты - вездесущие и не убиваемые никакими катаклизмами или катастрофами - выдерживали и зимние стужи, и летнюю пустынную жару. Их сок и пыльца стали ядовитыми, вызывающими нарывы, язвы и ожоги. Стена растений стояла в воде вдоль всего мелководья, но в ней все же имелись многочисленные прорехи. Растения плохо удерживались слабыми короткими корнями на влажном песчаном грунте, и любой мощный торнадо вырывал их и забрасывал обратно в лес или в реку, где сочными листьями лакомилась разжиревшая рыба.
      Иногда вихри прорывались сквозь эти заросли на простор реки. Тогда свинцовая вода вскипала от порывов ветра, разрушая шаткие береговые строения и ломая ряды сушеных стволов бамбука и других товаров, подготовленных жителями поселка на продажу и обмен...

      - Вставай, сурок сплючий! Давно рассвело, - беззлобно ворчал Мук, зашнуровывая свои старые ботинки-берцы. - Сегодня Старший нам назначил рыбалку. Надо поймать карпа с икрой.
      - Почему с икрой? - худой мальчишка, лет десяти-двенадцати, лежащий на надувном матрасе, прикрытом стеганым одеялом, приоткрыл заспанные глаза и уставился на будившего его, более старшего по возрасту, подростка. Ломающийся и хриплый спросонок голос мальчишки звучал слегка обиженно.
      - Потому, что завтра день рождения у одного из загонщиков, - в тон ему отвечал товарищ. - Будет ему в подарок пирог с икрой. А Старший еще десяток патронов ему приготовил для обреза - вот он обрадуется. Поторопись, туман уходит...
      Быстро собравшись и забрав корзину с нехитрыми рыболовными снастями, приготовленную заранее и стоящую на лавке в углу землянки, мальчишки заспешили в сторону реки.
      - Мук, а почему карпа? - снова задал вопрос младший, на ходу жуя кусок копченой на огне рыбы, найденной в корзинке.
      - Ну как ты, Чижик, не понимаешь, - более старший по возрасту, его попутчик уже однажды ходил на охоту, и теперь на правах опытного, немного важничая, поучал своего друга. - У щуки или жереха икра не такая вкусная, как у карпа. Ее даже солить можно.
      Мук - старший из мальчишек - бодро и уверенно нес увесистую корзинку и тоже жевал их обычный завтрак - рыбу, пахнущую костром, на котором ее готовили женщины поселка.
      Дорожка к реке проходила мимо землянок, вырытых в склоне каменно-песчаной дюны высоко возвышавшейся над рекой, и редких палаток тех, кто еще не имел собственных земляных жилищ. А сама дюна величественной стеной отделяла высохшую каменистую пустошь от влажной прибрежной полосы, на которой разместился поселок собирателей "пластика".
      По утрам границу воды и берега всегда скрывал холодный утренний туман. Мальчишки знали, что он быстро растает и поэтому, не теряя времени, раскладывали на настиле небольшого надувного катамарана донки, переметы и жестяные банки с наживкой.
      Легкие дюралевые весла хранились отдельно от лодок, за ними ребята сходили в будку около скопления больших камней, используемых рыбаками вместо причальных тумб. Поодаль на песке лежали несколько длинных узких плоскодонок, привязанных чалками к вбитым в щели камней кольцам. На этих лодках бригада охотников периодически выезжала за реку на болота. Там находились плантации рогоза и сахарного тростника. Рогоз был источником пуха для одеял, подушек и теплой зимней одежды. Сахарный тростник женщины поселения перерабатывали в некое подобие сахара.
      Рыбалка приносила достаточно пищи для всего поселка. Опасностей на реке было немного. Если не выплывать на стрежень, а ловить в заводи на повороте реки, то и вовсе этим могли заниматься подростки.
      Очередь рыбачить у друзей - Мука и Чижика - выпадала примерно раз в неделю. Остальное время они проводили в селении, помогая в меру своих сил взрослым.

      Два раза в неделю Старший поселка проводил с подростками учебные занятия. Он сам или другие взрослые мужчины и женщины рассказывали десятку мальчишек разного возраста об основах безопасной жизни на границе реки и разрушенного города.
      В основном это были рассказы о том, как охотится и рыбачить, как чинить снаряжение и оружие, как плести веревки и сетки, как готовить еду и горючую смесь для выжигания наступающей растительности. Да мало ли чего еще может пригодиться в суровой жизни на берегу. Мальчишкам, родившимся и выросшим после Катастрофы, многое надо было знать.
      Самым интересным для них было смотреть на экране небольшого планшетного компьютера видеозаписи про окружающую их местность. Охотники, загонщики и собиратели Пластика записывали для их обучения на старенькую цифровую видеокамеру способы охоты и заготовки продуктов питания, способы изготовления немудреных бытовых товаров для продажи.
      В такие учебные дни в ручей, впадавший в реку, погружали крыльчатку-вертлюг от генератора тока. От него подзаряжались аккумуляторы двух мини-компьютеров, используемые для обучения мальчишек. Одновременно с показом видеороликов заряжались также аккумуляторы для раций охотников, и стационарные большие аккумуляторы охранного периметра поселка.

 

      Буквально вчера Старший, и еще один из взрослых мужчин-собирателей, рассказывали ребятам об источнике не бедного существования их поселка. Община собирателей странного образования под названием Пластик существовала у реки уже не первый год.
      Куски смолистого вещества, действительно очень похожего на пластик или битум, разыскивали на каменистых возвышенностях-пустошах специально подготовленные Собиратели. Удивительное это вещество, разогретое на огне в какой-нибудь емкости до сметанообразного состояния, имело много вариантов применения. Размягченная масса легко наносилась чем-нибудь вроде шпателя на основу. Потом, застывая, вещество принимало состояние наподобие резины или пластика - гибкое и достаточно прочное.
      Из обычной ткани, промазанной Пластиком, получались водоотталкивающие палатки, накидки и куртки. На такой «клей» можно было прикрепить на охотничью кожаную куртку металлические защитные пластины, и та становилась пуленепробиваемой. Естественно, надежность защиты от выстрелов зависела от качества бронепластин.
      Пластик склеивал любые материалы и был абсолютно нейтрален ко всему, с чем контактировал. Его использовали как герметик для соединения бамбуковых труб для подачи воды, а также для изоляции электрических коммуникаций в поселке.
      Несколько лет назад - когда возник поселок - Старший склеил даже медный колокол, снятый с затонувшего на мели катера. Звук колокола после ремонта остался таким же звонким, только слегка дребезжащим. Этот колокол собирал всех за обеденный стол, на собрания жителей, оповещал об опасности или нападении. Разработана была целая система сигналов для различных случаев. Все поселенцы знали ее назубок. А когда в поселок прибивались новички (приходили по берегам, или приплывали по реке кто на чем), то первое, что им рассказывали - это систему сигналов.
      Редко, но все же иногда, жителям поселка случалось отбиваться от нападения заезжих бандитов. Тактика оборонительного боя для таких случаев была тоже придумана Старшим поселка. Нападающих прижимали огнем к склону холма выше себя, как бы отдавая тактическое преимущество. Атакующие отморозки из-за незнания местной обстановки считали, что с высоты удобнее вести огонь на поражение, и старались забраться на самый гребень. А там их убивали смерчи, привлеченные шумом стрельбы и матерными выкриками незадачливых нападающих. Спасения агрессорам от вихрей не было, а людям поселка иногда доставались брошенные на склоне оружие и мешки с небогатым скарбом бывших бандитов...
      ...Добывание Пластика было самой прибыльной, но и самой опасной "статьей доходов" для жителей поселка. Смерчи, хозяйничающие на пустоши, казалось имели некоторое подобие мышления - они чувствовали движение, двигались на каждый достаточно громкий звук, создаваемый любым существом, передвигающимся по завалам камней. В любой момент неожиданно возникшая мощная воздушная воронка могла уничтожить всякого добытчика, рискнувшего ступить на склоны холмов.
      Команда собирателей Пластика разбивала стоянку на окраине каменной пустоши и максимально освобождалась от одежды. Только набедренная повязка и крепкая обувь. Местность, не зарастающая никакими растениями, просматривалась очень далеко. Это несколько облегчало задачу добытчикам.
      Вглубь пустоши один из самых сильных собирателей бегом затаскивал плетеную корзину на длинной прочной веревке. Остальные, по очереди, бегом или тихо и медленно пробираясь между валами песка и камня, наполняли ее найденными кусками Пластика. Все остальный внимательно наблюдали за местностью и предупреждали о появлении любой опасности. Далее, обычно ночью, когда вихри не так активны, веревка сматывалась лебедкой, и добытое вещество поступало в переработку...

      ...Мальчишки спустили катамаран на воду и выплыли на широкий плес у поворота реки. Мелкие косые волны трясли катамаран словно на терке. Они зло ударяли в скулы баллонов и стремились развернуть лодку боком в волнам. Водовороты, возникающие на середине опасного фарватера, иногда отрывались от основного мощного течения воды и приближались к берегам. Приходилось внимательно следить за обстановкой вокруг.
      Клев сегодня был удачным. К восходу солнца Чижик поймал уже несколько крупных карпов, всех с икрой, судя по толстым рыбьим бокам. Заказ Старшего для праздничного пирога они быстро выполнили. Мук дважды вытаскивал на борт крупных щук. Пойманная рыба активно шлепала хвостами о стенки просторной корзины.
      Ребята так увлеклись, что прозевали вихрь. Почти бесшумно он прошел сквозь кочки береговой травы и устремился к рыбакам, потерявшим от рыбацкого азарта бдительность. Как гнилая нитка лопнул тонкий шнур-чалка, удерживающий катамаран на нужном расстоянии от берега. Мальчишек охватила паника, они заметались по палубе, путаясь в снастях. Катамаран вынесло на стремнину и закрутило в водовороте. От вибрации начали расходиться крепеж рамы и весельные узлы. Но мощное течение реки все же позволило лодке немного оторваться от смерча, поднимающего тучи водяной пыли.
      К сожалению, это была только временная отсрочка. За кормой все еще волочился обрывок причальной веревки. Его затянуло внутрь воздушной воронки и подняло над водой. Было похоже, словно маленькая собачка-лодка рвется на тонком поводке от хозяина-воронки высотой от поверхности воды до низких серых облаков.
      Внезапно веревка ослабла и вылетела из вихревого потока. Ее зацепило за дерево-топляк у самого берега. Натянувшись струной, она стала, как якорь, стремительно прижимать катамаран к берегу, стеной заросшему опасной зеленью.
      - Надень дыхательную маску и крепко закрой глаза, - успел крикнуть Мук своему младшему товарищу.
      Набравшую скорость лодку выбросило прямо в прибрежные кусты и траву. При этом она сильно ударилась баллонами о камни на берегу. С треском, будь-то спички, сломались весла и основание катамарана. Мальчишки полетели в зеленые заросли, ломая телами толстые стебли ядовитых растений...

      ...Их нашли только к вечеру.
      Первым отыскали младшего - Чижика. Он пришел в сознание только после укола сильного антидота и сквозь волдыри и язвы, покрывающие лицо и руки, смотрел на спасателей глазами полными благодарных слез. Говорить он не мог, а только махнул рукой в сторону зарослей.
      Там, недалеко, в тине и водорослях, застонал Мук. Спасательная команда вытащила его, покрытого зеленой плесенью с ног до головы, из маленького болотца. Пыльца ядовитых растений вперемешку со слизью разъела руки и лицо мальчишки. Сок из сломавшихся стеблей, попавший в глаза, вызвал куриную слепоту.
      Промыв раны и перевязав мальчишек, Старший поселка - крепкий седой мужик - вздохнул с облегчением.
      - Главное, выжили! Остальное заживет, - произнес он, словно молитву...

      Сентябрь-октябрь 2012 года.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация