Привет новичок!

Зарегистрируйся, чтобы получить доступ ко всем функциям форума: сможешь создавать темы, отвечать в существующих, изменять репутацию другим пользователям, доступ к чату, обновлять свой статус, управлять профилем и многое другое.

Это сообщение будет удалено после входа в систему.

Авторизация  
Shurki

Написано по Сурвариуму

В теме 1 сообщение

Дед
Александр "Shurki" Кудряшов


Аннотация: Небольшая база торговли "Черного рынка". На иней появляется Дед - немолодой, но сильный и ловкий странник. Своим поведением он привлекает внимание Сахара - главного торговца на этой территории.



     Ранним утром колонна из трех изношенных тентованных машин, приехавших с запада, миновала бревенчатую арку между двумя сараями - своеобразное КПП у большой, огражденной высоким бетонным забором, площадки рядом с дорогой. Судя по кузовам, где сидела многочисленная охрана с автоматами, груз был достаточно ценным для его хозяев. Створки некоего подобия ворот быстро закрылись за колонной.
    Старая автозаправка и ремонтная станция располагались на обочине бывшего шоссе, идущего вдоль мелководной речушки. Невысокий песчаный берег ее обрывался разрушенными фермами моста. Метрах в ста от реки, к востоку от огороженной территории, начинался Лес: темный, густо опутанный длинными ветками, напоминавшими тропические лианы.
    Ворота на территорию представляли собой несколько железных листов, скрепленных между собой ржавыми разнокалиберными болтами, и криво висевших на неровно вкопанных опорах. Бревна эти были многократно политы мочой подвыпивших охранников и в жаркие дни сильно смердели, докучая проходившим. Сами охранники пахли не намного лучше: от них за версту несло самогоном. Над столбами, не смотря на раннее и довольно прохладное утро, уже кружила большая стая жирных мух.
    Дежурившие на въезде, побеспокоенные столь ранним кортежем, снова разошлись и неприкрыто зевали, сидя на деревянных ящиках, фанерных коробках или остатках бетонных конструкций неизвестного назначения. Лениво переговариваясь, охранники обсуждали предстоящий рыночный день. До открытия торговли еще пара спокойных часов, а потом им предстоит много нудной и неприятной на жаре работы по проверке выживших, приходящих торговать всякой всячиной со всей округи.
    Площадка бывшего АПТ, и вся местность вокруг нее, называлась "Черный рынок". Об этом красноречиво сообщала надпись на обшарпанной фанерной вывеске, прибитой к бревнам на арке. Рядом с надписью скалился человеческий череп в каске с крылышками. Злые языки поговаривали, что название места произошло от черных измазанных стен сгоревших зданий; что пожар возник от короткого замыкания во время мировой экологической катастрофы, или, если по-научному, Пандемии... Местные охранники и начальство также одевались во все черное, стараясь соответствовать месту и поддерживать авторитет рынка среди приходящих.
    Клубившаяся от машин пыль скоро осела и недалеко от ворот стал виден человек. Он мирно сидел на старой покрышке от трактора, положив на колени свою двустволку-вертикалку с исцарапанным прикладом. На нем был длинный кожаный плащ, в местах сгибов вытертый почти до белизны. На земле, у ног, обутых в добротные, с высоким голенищем, армейские берцы на "липучках", лежал грязный вещмешок из синтетики. Ветер шевелил концы его банданы грязно-зеленого цвета. Прямо на лбу на ней был трафаретно нанесен сильно истершийся от давности рисунок - перекрестье прицела или мишени. Седые короткие волосы выглядывали из под повязки, а морщинистое загорелое лицо с прищуренными карими глазами было спокойно и почти неподвижно. Странник слегка двигал губами; казалось, он что-то жует, или беззвучно произносит какие-то слова.
    Пара охранников у ворот, заметив неожиданно появившегося странного оборванца, настороженно приблизилась к сидевшему. Старший, выделявшийся новой кожанкой-косухой и кольцом в ухе, сердито спросил незнакомца.
    - Ты откуда тут взялся, старик?
    - Пришел, - последовал короткий ответ.
    - Когда?
    - Ночью.
    - А чего мы тебя только сейчас увидели?
    - Может спали? - краешки глаз пришедшего чуть сузились в малозаметной улыбке.
    - Ты, дед, не хами тут! А то не пустим. Тебя как звать?
    - Так ты же знаешь.
    - Опять хамишь? Вот я тебе лобешник прострелю - мишеньку твою продырявлю, что тогда будешь делать? - начальник демонстративно провел стволом автомата перед носом сидевшего, и для большего эффекта передернул затвор: в пыль к ногам пришедшего вылетел патрон.
    - Дед... Меня все так зовут. Не злись напрасно. А убьешь, труп быстро вонять начнет на жаре. Тебе охота дышать трупным воздухом? Он для молодого организма вреден, говорят...
    Отвечая на вопрос, старик поднял патрон и не торопясь сунул его в карман плаща. Охранники все это видели, но ничего не сказали: не в их привычке было беречь патроны.
    Сообразив, что опасности сейчас нет, они расслабились и закурили, отвернувшись от сидевшего... И все же скука заставила их продолжить разговор. Второй стражник, с удовольствием затягиваясь папироской, спросил:
    - А чего к нам приперся сюда?
    - Да, говорят, что тут у вас рынок есть. Вот пришел посмотреть, чем тут торгуют, какие товары есть? Может что выменяю полезное.
    Старший снова перехватил инициативу у помощника:
    - Ты, Дед, покупать или продавать пришел? Что принес? Может, мы у тебя, не дожидаясь открытия, купим.
    Глаза обоих заблестели в предчувствии интересных приобретений.
    - Да нет у меня ничего. Уж извините, сынки. Я в этих местах новенький, издалека иду, из-за Леса. Жратва кончается. Увидел вашу базу, решил зайти.
    Сразу потерявшие интерес к человеку охранники отвернулись и, поплевывая по сторонам, не торопясь ушли внутрь ближайшей сарайки.
    ***
    Дед стоял у края торговых рядов.
    При входе на территорию охранники долго и нудно объясняли ему порядок поведения на "Черном рынке" в день торговли: нельзя было держать оружие в руках, только за спиной и разряженным. За этим якобы строго следит специальная "Служба рынка"; она может стрелять без предупреждения в любого нарушителя спокойствия. Им же можно высказать претензии на обман или нечестную торговлю; отличительными приметами этих наблюдателей были красные повязки на рукавах.
    Закончив все дежурные фразы, Деда впустили вместе с еще несколькими желающими...
    "Вот дубины", - думал он, осматривая рынок. "Сказать-сказали, а проверить - есть ли патроны в моих стволах - не удосужились. Значит шманать всех подряд им или лень, или опасаются заразу подхватить? Учтем".
    ...Продавать может только тот, кто заплатил специальным сборщикам за место и получил бумажку с его номером. Это может быть обыкновенный деревянный ящик, а то и просто картонная коробка, на которой торгующий размещает товар. Заплатить за право торговать можно чем угодно. По существу, это узаконенный грабеж всех бродяг, кто пришел на рынок. Очень часто то, что хотел сбыть пришедший, забирается "в счет разрешительного взноса" и бедняге достается место, но уже нет товара. В таких случаях "торговую территорию" можно переуступить шустрым нелегальным посредникам, которые дают не так много, но все же горе-продавец остается не с пустыми руками и может, в конце концов, посетить местный бар и выпить там пару рюмок крепкого местного пойла под названием "Душевный коктейль". Бар находится на противоположной стороне от входа на территорию... Покупать может кто угодно. Цены всегда договорные. Только несколько крупных и уважаемых местных воротил имеют постоянные оборудованные палатки-домики. В них торгуют по установленным ценам, но только продуктами питания и одеждой. Оружие и все остальное, к нему относящееся, продается только за артефакты или по разрешению кого-либо из местных начальников. Торговый день заканчивается в 20-00 и все посетители должны покинуть территорию рынка. Нарушившие эти правила считаются врагами и подлежат отстрелу всеми возможными способами. Поймавшему нарушителя живьем, полагается премия в размере стоимости элитного бронеснаряжения или защитного химико-биологического комплекта...
    Всю эту информацию уже несколько минут Деду выдавал неопрятного вида мужичишка с мутными бегающими глазами и длинным "лисьим" носом, одетый в драный полосатый халат.
    - Зачем ты мне это все рассказываешь? - Дед, наконец, принял решение, и, чтобы побыстрее отвязаться от докучливого болтуна, сунул тому в руки пару ружейных патронов.
    Непрошенный советчик, не ответив на вопрос, тут же поспешил куда-то в толпу, поскорее продать полученный магарыч.
    Дед решил просто походить по импровизированным рядам, поговорить с разными людьми: посетителями, продавцами, охранниками. Требовалась еда на несколько дней. К тому же надо было избавиться от кое-каких тяжелых вещей в рюкзаке.
    Легенда "пришедшего издалека", рассказанная им охране у ворот, действовала безотказно: в обмен на байки о дальних территориях, его собеседники рассказывали все местные сплетни и слухи, жаловались на конкурентов и подозрительных посетителей.
    Вот какая-то изможденная старуха, в повязанном в несколько слоев вокруг тела выцветшем платке, больше похожем на старую простыню, продает сушеную траву. Растения собраны в пластиковой исцарапанной бутылке на полтора литра; понять сквозь мутные стенки посудины, что там, очень трудно.
    - Бери старый, - призывно машет она Деду. - В нашем с тобой возрасте самое то для почек. Проверенное средство... Всего за литровку воды отдам.
    Оглянувшись по сторонам, старуха заговорщицким шепотом предлагает отравленные шипы какой-то мутировавшей акации. Шепчет, что такими можно и кабана в лесу завалить.
    В соседнем ряду мужик без ноги продает ржавую косу и несколько шипов для бороны.
    - Сменяю на ремень или веревку, - смущенно косится он на проходящих мимо.
    ***
    К полудню накопленная информация сложилась в понятную картину. Самого главного торговца все звали "Сахар". Многие мелкие торгаши отзывались о нем весьма нелестно, из чего Дед сделал вывод, что это самый удачливый и компетентный сукин сын в этой местности. У него наверняка можно было приобрести приличное оружие и снаряжение. Оставалось только найти его и как-то поговорить...
    Дед остановился перед большой палаткой в самом центре торговых рядов. Здесь, как ему объяснили, торговал Сахар. "Уважаемый барыга", - лица людей, произносящих эти слова искривляла маска презрения, страха и зависти. При этом все говорившие оглядывались - не услышал ли кто их "откровения".
    Двое крепких охранников у входа внимательно осмотрели его, заглянули в рюкзак и разрешили пройти. Дед вошел в полумрак палатки, успев заметив при этом, что брезентовая ткань ловко маскирует стенки большого стального контейнера, приспособленного под торговлю. "А хозяин, явно, не дурак" - подумалось ему.
    Изнутри помещение освещалось единственной толстой свечой, висевшей в глиняной плошке над большим деревянным столом, за которым стоял полный лысоватый мужчина. На нем, поверх клетчатой рубахи с закатанными рукавами, была надета засаленная кожаная жилетка. Черные мятые штаны были засунуты в голенища сапог на толстой подошве.
    Вдоль стен в полумраке угадывались многочисленные полки с коробками товара.
    Хозяин помещения, отодвинув толстый гроссбух, представился:
    - Я - Сахар. Зачем ты искал меня? Бери табуретку, садись к свету. А пушку и шмотки положи у входа. Мне так спокойнее, - сам торговец уселся в старое заскрипевшее кресло на колесиках.
    Дед молча выполнил указания, и ждал, пока барыга начнет задавать вопросы.
    - Говорят, ты издалека пришел? Странником представляешься, истории рассказываешь доверчивым... Если хочешь уйти живым, и, возможно, не с пустыми руками, говори, что видел? Что там, за Лесом?
    - За морем житье не худо, - негромко, как пароль, произнес гость.
    - В свете ж вот какое чудо, - продолжив фразу, Сахар удивлено поднял брови и с интересом стал рассматривать сидящего напротив него. По лицу торговца было явно заметно, что в нем происходит внутренняя борьба...
    Прошло несколько томительных минут. Деда слегка удивило, что торговец помнит старую сказку из школьной литературы. Но внешне он оставался невозмутимым, продолжая спокойно и неподвижно, словно египетский сфинкс, сидеть на табуретке.
    "Заинтересовался... Но, пусть сам ведет разговор", - думал он.
    - Ладно, Пушкина отложим до поры, - как бы ломая что-то в себе, произнес наконец Сахар. - Что на самом деле ты знаешь? Говори как на духу.
    - Отзывы о тебе нелестные с рынка. Вот и решил, раз хают за всякое-разное, значит ты им в чем-то дорожку перебегаешь, опережаешь в делах, следовательно - они у тебя покруче остальных будут. Ну, и соответственно, товар у тебя должен быть самый лучший.
    Неприкрытая лесть Деда понравилась торговцу, лицо его расплылось в усмешке.
    - Складно рассуждаешь, - снова став серьезным, Сахар продолжил, - но заметил ты верно - многим тут я не нравлюсь. У кого-то отбил поставщика повышенной ценой; приносят мне из Леса разные "игрушки". Иных просто силой заставил мне процент отдавать за право вообще тут появляться. Торговля - она дисциплины требует.
    - А чего же видимость демократии поддерживаешь? Еще пятерых крупных торговцев я насчитал по рядам. Не ровня тебе, но размах немалый.
    - Это чтобы не все враги и завистники в мою сторону косились. Схожий бизнес, он конкуренцию должен блюсти. Иначе - это не бизнес, а монополия. И уж тут главный всегда на виду... А ты, я вижу, наблюдательный. Ну-ну, как бы глаза не потерять, сам думай.

    Поднявшись и сняв со свечи нагар, Сахар сменил тему.
    - Что тебе требуется? И чем ты можешь заплатить? Доложили мне от входных ворот, что ты там загадками говорил. И что ничего у тебя нет, тоже там говорил...
    - Так охранники первыми хотели у меня прикупиться. Вот и соврал, что пустой.
    Мгновенный гнев сменил былую нейтральность в глазах торговца.
    - Эй, у входа. Кто с утра на воротах был? Сюда их, живо! - мощный крик, казалось, приподнял створки входа-занавески.
    Снаружи послышался топот убегающего, и, через несколько минут, обратный. В палатку испуганно вошли два утренних охранника, говоривших с Дедом.
    - Странник говорит, что вы на воротах товары перехватываете? До рынка типа хотите поживиться? - Сахар смотрел прямо перед собой, словно сквозь пришедших.
    Назадачливая парочка стояла с белыми как мел лицами. С обоих от страха уже капал липкий пот.
    - Месяц у меня будете караваны сопровождать. Лес из вас быстро выбьет жадность, там товар один - жизнь... Проваливайте.
    Охранники, понурив головы, выскочили из палатки...
    Сахар некоторое время перебирал на столе разную мелочь. Злость понемногу уходила. Все это время Дед тихо сидел и не мешал.
    - Вот, сволочи. Из-за таких и не идет окрестный люд на рынок. Боятся приносить товар... Знаю точно.
    - Что знаешь? - пытаясь вызвать торговца на разговор, Дед подыграл ему.
    - Слухи кто-то распускает, что Лес придет туда, где много отрицательных эмоций скапливается. Всякую мистику пытаются приплести. Якобы Лес не оставит человеку шансов для существования. Правда это, или нет, но перспектива так и так плохая. За забором видел Лес? Он с каждой неделей ближе и ближе. Скоро растения совсем приблизятся к рынку, придется новую площадку искать и оборудовать, а это лишние расходы и хлопоты.
    Сахар вновь откинулся на своем кресле и продолжил.
    - Ты вот Пушкина цитируешь... А я ведь до Пандемии в школе литературу преподавал. Детишкам прививал культуру и любовь к прекрасному... Молодой был еще, идейный.
    Торговец провел рукой по лицу, как бы отметая воспоминания и снова заговорил куда-то в пустоту.
    - А теперь вот барыга местный... Здесь в округе выживают по разному. Кто посмелее, да ловчее таскают артефакты и растения разные: этим терять нечего - в Лесу или пан, или пропал. Но поставки стабильные, вот я и наладил канал сбыта. Есть еще места, где народ живет приличнее нашего - это главная наша База: Главный Караван "Черного Рынка". Вот там и скупают "бирюльки" эти: взамен дают оружие, патроны, снаряжение. Тут у нас временный форпост - для локальной торговли. Грех было не прибрать к рукам такой бизнес... Те же, кто ленив, или вовсе тупой, идут в охрану караванов. Таким только пострелять по дороге. Ну, и мрут сдуру. Лесу все равно, кто ты... Ветка толстая упадет на дорогу, вроде отломилась. Подошел человек убрать. Раз - и нет его... Даже крикнуть, бывало, не успеет. Искать никто не станет, себе дороже выйдет... Да чего я тебе рассказываю? Сам-то как сюда прошел? Дорог безопасных ныне мало осталось...
    - Зря так думаешь, - Дед, понимающе кивал на слова хозяина лавки. - В Лесу жить можно. Видел я в двадцати днях ходу отсюда поселение. Живут не то охотники, не то шаманы: ходят в шкурах, поклоняются столбам и деревьям. Странные... Лес их не трогает, как-то приспособились они. Оружие у них хорошее, но его не торгуют, не меняют. Где берут, не говорят. Артефактов разных у них много. Умеют они их использовать. Сам лично видел, как на охоте главный у них - на него кабан огромный собрался броситься - что-то кинул в него, мутант покрылся странным серым облаком и сдох за минуту... Рассказали мне тамошние еще, что растительность в Лесу наиболее опасна только сразу после Шторма - это они так называют что-то вроде бури. Сами они прячутся, куда поглубже; пережидают в землянках и пещерах. Шторм проходит - он не долго длится, и как бы активирует все зеленые заросли в округе. Начинают растения нападать на все живое: зверей, птиц, людей. В такое время только сидеть остается в защищенном месте и не шуметь. Разговор, крик, стрельба, шум от любой техники - все это привлекает корни и лианы. Они рвут, давят, протыкают все, что движется, до чего успеют дотянуться. Так день-полтора продолжается, потом снова Лес впадает в "спячку", а звери-мутанты выходят на кормежку - они тоже, пока зеленка активна, сидят, прячутся по норам или оврагам. Получается, что Шторм - что-то вроде наказания всему живому от Леса. Но если растения не ломать, не жечь - можно мимо по закрайкам передвигаться даже простому люду, который без защитного снаряжения.
    Торговец слушал очень внимательно, не перебивал. Он моментально сообразил, что такие сведения об окружающем мире стоят очень дорого. А использовать их можно по разному: или для собственной защиты; или для нападения, в случае необходимости.
    Дед тем временем продолжал.
    - Ногу мне их лекарь подлатал. Угораздило напороться в Лесу на шип с какой-то слизью; стала ступня отниматься и синеть... Находят они в аномалии одной артефакт, который способствует быстрому заживлению любых ран. И что-то с ним делают - активируют - чтобы польза была максимальная. Называют его странно - Живокост. Вот такой за полчаса мне всю инфекцию устранил. Даже шрама не осталось.
    Сахар заинтересованно перебил рассказ: - Торгуют они артефактами? Почему не купил? Полезная вещь, если все так, как ты говоришь.
    - У них только обмен. Вспомни древнюю историю: натуральное хозяйство и собирательство. И чужаков не любят. Считают, что от злобы и агрессии человеческой Лес может снова на всех ополчится. Молятся на свои тотемы, из сухих деревьев вырезанные. Опасаются, если Катастрофа снова повторится, то тогда уже никто не выживет на Земле. Себя они называют "Поселение Край".
    - Да. Слухов о них много. Да поди отличи правду от вымысла. В какой стороне лесовики твои обитают?
    - На Северо-Восток надо двигаться, пару речушек миновать и далее длинной долиной, пока Лес позволит. Там земля - песок, растения в ней плохо приживаются; не держат корни их мощные стволы... Можно пройти, если удача не отвернется.
    - Хорошо... Интересно ты все рассказал, - торговец встал и отошел к своим полкам. Найдя среди коробок небольшой мешок, он наполнил его сухими пайками, сунул несколько медицинских аптечек. Потом, положив все это на стол перед Дедом, заговорил.
    - Информация твоя ценная: особенно про этих шаманов-охотников. А за такое, сам знаешь, платить надо сполна. Тут тебе еды дней на пять и малость лекарств. Сам не используешь, так сменяешь на нужное. Своим скажу, чтобы тебя всегда к нам пускали без препятствий.
    - Автомат дашь? - гость смотрел прямо в глаза торговцу. - И патроны к нему...
    - Извини, не по понятиям у нас такой обмен: оружие за информацию. Вот если чего сам предложишь? - деловая жилка Сахара взяла верх.
    - Это можно, - подойдя к своему рюкзаку, Дед вытащил на свет сверток размером с маленькую дыню и развернул перед заинтересованным торговцем. На столе лежал малогабаритный генератор тока. Вполне исправный, судя по новенькому внешнему виду.
    - Сидишь тут со свечами, как в средневековье, копоть собираешь пальцами. Надеюсь, разбираешься в электрике. Приспособишь на крыше, крыльчаточку поставишь. Ветер у вас не переводится; вот тебе и освещение. 12 вольт дает - вполне достаточно. А лампочек от автомобилей у тебя, думаю, найти просто.
    Сахар расплылся в довольной улыбке. Такого на его территории не было ни у кого. Молча он снова отошел в другой угол лавки. Послышались металлические щелчки запоров.
    Вскоре он снова положил перед Дедом новенький, весь в смазке, АКС-74У и 6 рожков с патронами.
    - Одно условие у меня. То, что ты мне тут рассказал, не должны знать другие торговцы. Иначе не договоримся.
    - Резонно, согласен, - ответил странник, забирая все со стола и направляясь к выходу.
    - Приходи, если что надо будет, на наши базы. Я о тебе весточки передам на другие рынки, - вслед произнес Сахар...
    ***
    Дед снова стоял среди торговых рядов. Ветер обдувал его лицо, и он только сейчас понял, как душно было в лавке торговца.
    Можно было покидать рынок. Но, немного постояв, Дед направился в местный бар...
    Питейное заведение "Черного рынка" располагалось в неглубоком уцелевшем подвале здания АТП. Вниз вела довольно широкая деревянная лестница из старых железнодорожных шпал. Несколько столов у стен, около них скрипящие табуретки и стулья. Пол завален окурками, грязными обрывками бумаги и остатками непонятных упаковок.
    Помещение освещалось несколькими масляными горелками с ужасно коптившими фитилями. Под потолком стояли сизые клубы дыма: многие посетители курили. К тому же все в помещении, не утруждая себя заботой о чистоте, сплевывали прямо себе под ноги. Сильный сивушный запах перебивал все остальные.
    За спиной бармена висела полка с несколькими старым журналами и аккуратно расставленным десятком книг в пластиковых обложках. Рядом с полкой присутствовала уже знакомая картинка - череп с крылышками на куске картона. Сам хозяин разливал спиртное заплатившим: недостатка в желающих выпить не было. Из еды предлагалось несколько видов сухих пайков и консервы без этикеток. Кипяток разливался из большого оцинкованного бачка установленного на маленькую печку, топившуюся в основном таким же мусором, что был на полу. Говорили практически все сразу и потому гул в баре стоял приличный.
    За крайним столиком около стойки, в компании еще трех собутыльников - тоже охранников, судя по одежде и повадкам - сидели те самые, наказанные Сахаром, личности. Вся компания уже изрядно набралась. Деда они пока не замечали, но чувство злобы и агрессии явно переполняло их. Они вполголоса перебрасывались между собой нецензурными фразами.
    Подойдя к свободному месту у стойки, Дед попросил пару бутылок питьевой воды.
    Бармен вынес из подсобки пластиковые наполненные литровки, но пока не отдавал их незнакомому ему человеку.
    - Чем расплатишься? - усталость сквозила во всем его поведении.
    - Книжки подойдут? Сказки... Только без обложек. Три штуки.
    - Годится, - в глазах бармена сверкнуло уважение к посетителю. - В добавок к воде дам еще пачку патронов к твоему ТОЗу.
    Дед вынул из мешка обещанные книжки, которые бармен с заботой поставил на полку к остальным. Убирая воду и патроны странник поставил мешок около себя на стойку. В это время стоявший рядом разомлевший от выпитого посетитель, видимо из завсегдатаев, закричал на все помещение:
    - Гляньте, блин. У нашего бармена появился дружок... Тоже любитель чтения.
    Все посетители разом замолчали и посмотрели в его сторону.
    - Да это же та самка семейства псовых, что на нас настучала Сахару! - старший из злополучной утренней пары охранников вскочил и на нетвердых ногах направился к Деду, надевая большой кастет, вынутый из кармана.
    Следом загремели стульями его собутыльники. Драки было явно не избежать, и Дед, быстро сунув руку под плащ, что-то там сделал. Был слышен слабый хруст, словно сломали карандаш.
    Подоспевший обиженный тем временем замахнулся рукой, намереваясь ударить в голову. Странник неожиданно для всех, почти мгновенно, нырнул ему под локоть и выставил ногу. Массивное тело, потеряв опору, грохнулось в грязь, под ноги стоявшим у стойки.
    На секунду Дед проследил за его полетом, оставив без внимания остальную пьяную компанию... Сбоку в него ударила рука. Нож попал в грудь, но лезвие со звоном уперлось в металл защитных пластин, вшитых в жилетку.
    Схватив руку атакующего, Дед, также молниеносно сместившись, перевел весь вес ударившего на соседний столик, за которым разместилась троица здоровых мужиков в камуфляже. Опрокинутая выпивка и закуска сразу взбесили сидевших.
    Один из подбежавших дружков охранников оперся рукой на стойку, задумав ударить странника ногой. Мало заметным глазу движением увернувшийся Дед пригвоздил его ладонь к столешнице большим изогнутым когтем какого-то зверя. Мужик от боли и испуга заорал, пытаясь вытащить его из руки. Двигаться он не мог, пришпиленная рука не давала свободы. Ему оставалось только материться и шипеть от злости.
    В это время троица в камуфляже уже мутузила обидчика, испортившего им угощение. На выручку тому подоспели подельники. К их разборке присоединились еще несколько посетителей. Началась общая драка: все били всех тех, кто оказывался ближе. Странник перемещался так быстро, что никто не успевал его достать ни руками, ни табуретками. Трое уже валялись на полу, зажимая кровоточащие рты с выбитыми зубами.
    Наконец, пнув все еще валявшегося драчуна с кастетом, Дед собрал свои вещи и не торопясь направился к выходу.
    Поднявшись кое-как с пола, первый охранник заорал в сторону бармена:
    - Сообщи Сахару.
    - Как?
    - У тебя рация для чего, болван? Дай мне, я сам, - выхватил он гарнитуру.
    Нажав пару кнопок, он заорал в трубку.
    - Сахар? Тут твой странник чудеса творит. В драке раскидал всех в баре, охранникам зубы повыбивал... Э, але... Але... А чего, связь куда делась?
    В то время, как он кричал в микрофон рации, Дед, выхватив из внутреннего кармана плаща что-то смахивающее на индукционную катушку от радиоприемника, ударил ею о косяк двери. Катушка раскололась и брызнула осколками. Стоявший на стойке музыкальный автомат захрипел и прекратил издавать звуки... Так же как и рация в руках у потерпевшего фиаско громилы.
    Потасовка постепенно затихала, но, на всякий случай, достав из-под стойки обрез, Бармен выстрелил в потолок. Драка моментально прекратилась.
    Строгие порядки на территории торговли были всем знакомы. Никто не хотел попасть под раздачу. Часть посетителей быстро выскочила из бара, чтобы затеряться среди торговцев. Другая часть продолжала, как ни в чем не бывало, есть и пить.
    Пятерка побитых охранников выбралась из подвала на территорию рынка. На звук выстрела к бару уже подбегала дежурная пара.
    - Что за стрельба тут у вас? - последовал строгий вопрос. - Запрещено правилами.
    Но, узнав своих, патруль сразу сменил тональность в разговоре.
    - Видели сегодня на рынке старика в кожаном плаще и бандане? - размахивал кастетом бывший старший на воротах. - Еще двустволка у него за спиной.
    - Ну...
    - Где он сейчас?
    - А чего случилось?
    - Он, гад, нас избил в баре. Его надо поймать. Он враг. Он где-то недалеко спрятался...
    Разделились на две группы: одна начала прочесывать торговые ряды, а другая направилась ко входным воротам, чтобы на всякий случай предупредить и усилить караульных.
    Первыми странника увидела группа в рядах. Тот спокойно, не привлекая лишнего внимания, рассматривал мотки капроновой веревки у одного из продавцов.
    Не долго думая, один из патрульных коротко полоснул из автомата в сторону Деда, при этом стараясь стрелять по ногам. Промазал. Грохот стрельбы перепугал весь рынок. Кто-то старался спрятаться за прилавком, кто-то падал на землю, закрывая голову руками. Моментально проходы между рядами опустели. Лишь некоторые, кто посмелее, выглядывали из-за укрытий.
    Дед тем временем бежал в сторону ворот, виляя между палатками. Движения его, как и в баре, все также были очень стремительными и легкими. Преследователи отстали, запыхавшись на жаре.
    Стража на воротах, услышав стрельбу на территории, выскочила из сараек и чуть было не начала палить в бегущих к ним соратников из второй группы. С подбежавшими всех оказалось семеро. Старший наряда на воротах, осознав ситуацию из нескольких фраз, послал четверых на крыши сараев: попарно на каждую, следить и стрелять, если будет необходимо. Сам же он, и еще двое, стали наблюдать за ближайшими палатками. Они надеялись услышать топот преследуемого.
    Несколько минут никого не было видно. На территории стояла непривычная тишина. Только ветер хлопал краями палаток.
    Неожиданно, совершенно бесшумно, от крайнего к бетонной стене торгового ряда, из-за ближайшего к воротам фанерного павильончика, выскочила фигура в черном плаще. Она реально не издавала никаких звуков во время движения: ни топота ног, ни дыхания от быстрого бега не слышалось. В несколько огромных прыжков странник ушел под прикрытие стенок сарая. Теперь обе группы на крышах не видели его. Тройка охранников, ждавшая внизу между строениями, разинула рты он неожиданности и запоздало начала стрелять. Автоматные пули крошили доски сарая. Внутри разваливалась на щепки нехитрая мебель обстановки.
    Наконец патроны в рожках закончились и им удалось расслышать крики сверху.
    - Он давно за стеной, бежит к лесу. Где же он проскочил?
    - Не орать надо, а стрелять, дурачье, - закричали в несколько голосов с земли.
    Обе группы на крышах принялись поливать вдогонку: поздно и безуспешно. Только несколько попавших в убегающего странника пуль вызвали странные зелено-фиолетовые вспышки вокруг его фигуры. Было похоже, что и тут действовал мощный защитный артефакт.
    Прекратив бесполезную стрельбу охранники увидели, как Дед скрылся в чаще леса...
    ***
    Начальник охраны "Черного рынка" с виноватым видом докладывал об инциденте Сахару.
    - Он явно прошел спецподготовку. Что у него в карманах под плащом - неизвестно. Но, судя по тому, что в банальной драке и погоне после нее он легко израсходовал несколько дорогих артефактов, он явно смахивает на диверсанта. Не Армия ли Возрождения его подослала?
    Торговец сидел, потирая подбородок, и не особо слушал рассказ.
    - Трупы? Сколько у нас потерь? - поднял он глаза на говорившего.
    - Он никого не убил! Даже не поранил: он вообще не стрелял. Пробитая рука и зубы не в счет.
    - Молодец, Дед. - Сахар заулыбался своим мыслям. - А твоих тупиц надо было прикончить, чтобы свое дело лучше исполняли, а не пьянствовали в баре. Правильно я их на караваны послал. Тут они ни на что не способны, так может там от них какой толк будет.
    Отпустив старшего охранника торговец долго еще расхаживал по своей палатке.
    "Он еще появится, сдается мне..." - разговаривал сам с собой Сахар. "Дед не диверсант: уж я в людях разбираюсь. Может статься, что он разведчик - посланник из Края. Значит они выходят из своих зарослей: собирают информацию таким способом. Ну, что же - подождем следующей встречи".

 

 

Написано было на 2-й Литературный конкурс по миру Сурвариума на офф. сайте.
 

  • Класс 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти
Авторизация